irina_berezina (irina_berezina) wrote,
irina_berezina
irina_berezina

Categories:

Мои грани "Многогранности"... 08.04.2015, Михайловский театр

Возможно, для кого-то то, что я сейчас напишу, уже давно не новость и не откровение, но...
Я для себя балеты Начо Дуато открывала очень постепенно. Помню свою первую "Многогранность": пошла спонтанно, Леонида не было, Начо тогда уже не выходил, помню только Шемиунова и Яппарову, остальные (ое) прошло совершенно мимо, чуть не уснула (позор мне, позор!). Потом посмотрела трансляцию и запись, проматывая места, где Леонид не танцевал :=)))
Чуть позже увидела другие балеты Начо: "Без слов" и остальные одноактники, хотя сначала старательно их избегала. Потом вышел "в прокат" "Ромео и Джульетта"!!!
И вот тогда я снова вернулась к "Многогранности"...
Этот балет - как ребус: что же, что же нам хотел сказать (показать) хореограф?
Вчера я смотрела его, уже практически не разгадывая эту загадку, поскольку образы и ассоциации приходили сами собой. Сначала ожил "нотный" клавир, потом - старинные инструменты, мальчики в пачках и девочки в кринолинах отдали дань средневековым танцам, появились шустрые "нотки" с кожаными "хвостиками", напоминающие штиль и флажок, из которых, собственно, ноты и состоят. Про символичную дуэль на смычках между Сарафановым и Лебедевым очень хорошо написала Лина sodade-13. Возможно, это и случайное совпадение, но кто знает...
В первой части балета - "Многогранность" - Бах (Марат Шемиунов) еще молод, музыка его многоголосна и наполнена жизнью (браво, Михаил Татарников, оркестр звучал просто прекрасно), танцы артистов - нот и инструментов, немного забавны и вполне себе энергичны. Смерть здесь бессильна. Её выход воспринимается, скорее, как карнавальная шутка - появляется женщина в маске, но движения ее не полны пластики, как у остальных артистов, а острые и подчеркнуто-шумные, немного гротесковые, смычок (или что у нее в руках?) играет роль палки-клюки. Смерть в исполнении Полины Семионовой молода, красива и элегантна в своем пышном платье, и ее образ никак не вяжется с привычным нам образом Смерти... И вот от этого становится немного страшно!
Вторая часть - "Форма тишины и пустоты"... Дуато переносит зрителей в последние годы жизни композитора. В музыке исчезает многоголосие, основным инструментом становится клавесин, и лишь изредка вступают скрипичные. Сначала Смерть, перевоплощаясь, забирает музу Баха - его жену, потом уходит любимое дитя - первая солистка (Юлия Каримова), и вместе с ней последние силы покидают самого Баха... И вот, перед уже слепым композитором, как воспоминания, в виде танцующих пар проходят дорогие ему образы, а пласт ткани, спускающийся вниз (или поднимающийся вверх) вращающейся спиралью, ассоциируется у меня с "дорогой в облака", дорогой в лучшие миры...
Последнее, что мы видим - люди-ноты, поднимающиеся по нотному стану не просто вверх, а ввысь! Совсем ненадолго их стройный ряд нарушается, движения становятся рваными и беспорядочными, но тут же, как будто повинуясь невидимой дирижерской палочке и перенося нас назад, в первую часть, все снова подчиняется музыке, чистоте, красоте звука и движения.
И Смерть тут бессильна!

В общем, для себя делаю вывод: балеты Начо Дуато - как вино, которое нужно распробовать. Сначала вкус его не ясен, может быть даже неприятен, но потом проявляется то послевкусие, от которого и получаешь ни с чем не сравнимое наслаждение...

Послесловие.
И в этом балете Дуато есть эпизод, когда Леонид просто стоит у кулисы. Как вы думаете, куда я смотрела в этот момент?!
А еще я познакомилась с Олей Семеновой и Андреем Яхнюком. Очаровательная пара!
Tags: балет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments