Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Граф Альберт. ("Жизель", МТ, 13.05.15)




Я думаю, что немногие меня читающие уже поняли, что пишу я очень редко, только если увиденное торкнуло так, что молчать просто невозможно! Ну и если не лень:-)
Последний раз подобное потрясение я испытала на спектакле «Дама с камелиями» со Светланой Захаровой и Владиславом Лантратовым. Но сразу как-то не написала, а потом завертелась и… Хотя впечатления не отпускали очень долго. Да и сейчас закрываю глаза и вижу…
Так что про «Жизель» 13 мая решила написать, что называется, «по горячим следам», тем более, что спектакль был просто выдающийся. Нет, не в целом. Но кое-кто потряс так, что вышла и не могла слова произнести, руки дрожали и ноги подкашивались. О том, чтобы сесть за руль, и речи не могло быть! И пошли мы до городу Парижу караулить артистов МТ у служебного выхода, предварительно узнав, где он. Но об этом чуть позже, сначала о самом спектакле.
Я бы назвала балет, что показывали на сцене Мариинки, «Граф Альберт». После замены Кристины Шапран на Анастасию Матвиенко я горестно вздохнула… И предчувствие меня не обмануло! Скажу сразу, что заводная кукла из моего детства станцевала бы Жизель не хуже, чем свет-Анастасия в этот вечер. Был некий набор движений, которые надо выполнить, потому что так написано в сценарии и положено по хореографии. Например, есть такой момент в сцене сумасшествия, когда Жизель, уже не видя ничего и никого вокруг, сталкивается с Батильдой и чисто автоматически кланяется ей. В этот раз Анастасия почему-то не дошла до Батильды (Анастасия Заклинская), то есть самого столкновения не произошло, но поклониться-то вроде как положено! Раз надо – пожалуйста, счас изобразим! Или как вам Жизель, которая в той же сцене сумасшествия, мечась по сцене, край юбочки пальчиками поднимает, как будто готовится станцевать свою знаменитую вариацию! Ну про «поправить прическу» уже писала Лина… Да и сама поза, в которой Жизель - Матвиенко довольно надолго застыла, когда раскрылся обман Альберта, была настолько нелепой, что никаким «поиском своей Жизели» оправдать это невозможно. Что-то типа положения, в котором готовится к броску метатель молота, только еще и повернувшись к залу, пардон, полузадом... И таких вроде и мелочей, было очень много, что резало глаз просто до невозможности! К технической стороне исполнения претензий у меня нет, и на пуанте диагональ отпрыгала, и «вертушку» в выходе 2 акта прилично сделала, ну разве что круг вращений не очень быстрым был. В общем, про Жизель "от Матвиенко" все, даже вспоминать не хочу!
Теперь о приятном!
Альберт… мой Альберт. Если лучший Принц МТ – это Шкляров, то лучший Граф МТ – это Сергеев! Я искренне пожалела, что у меня хотя бы не три руки и три глаза, чтобы и смотреть на него, не отрываясь, и конспектировать то, что я вижу… Вот боюсь сейчас просто сорваться на охи и ахи, так это было чудесно!
Александр Сергеев нарисовал своего Графа как художник-пуантилист, раздельными «мазками» различной формы, подчёркнуто на контрасте «красок» (граф-пейзане), и в то же время с очень мягкими контурами и только ему присущей пластикой - так, что все вместе слилось в потрясающую по красоте и магнетизму картину.
С момента своего появления и практически до последнего аккорда на сцене был настоящий Граф! В первом же диалоге с оруженосцем (Андрей Яковлев) он не просто спрашивает: «Как я выгляжу?», ему не нужен ответ на этот вопрос, потому как Альберт отлично знает, что он прекрасен в любом костюме, но ему нужно услышать, что да, он красив! И легкая самодовольная улыбка появляется у Сергеева: «Что ж, отлично!» И дальше все играет на этот образ, образ благородного господина, у которого с рождения все есть и все дозволено, у которого все прекрасно и благополучно, и впереди такое замечательное приключение-интрижка! Мне показалось, что этот Альберт, даже сняв шпагу, ощущал, что она при нем. В разговоре с Гансом (Константин Зверев) известный жест – рука, тянущаяся к несуществующей шпаге, был сделан не потому что так написано в сценарии, а потому как Альберт был уверен, что она есть, и очень раздосадован, что шпаги не оказалось… И ни разу Альберт Сергеева не встал на колени… Ни перед могилой, ни перед Миртой. И, слава богу, он не падал перед телом Жизели, обнимая ее ноги, лишь нежно взял руку девушки в свои и прикоснулся к щеке, повторяя этот же жест из их танца… Да, Альберт понял, что натворил, но не в последний момент, а несколько ранее, когда Берта рассказывала о болезни Жизели. И он, скорее, не Жизель успокаивал, а себя: «Нет, нет, все будет хорошо». Ну не может быть у графов проблем!
Второй акт, как и ожидалось, был еще пронзительнее… Если Ганс Константина Зверева шел к могиле, что называется, куда ноги несут, то Альберт пришел на кладбище совершенно сознательно. Короткий ясный жест рукой – и оруженосец исчезает. Дальше он наедине с собой. Но и тут Граф красив: Сергеев не бросает плащ рядом с могилой и, уж конечно, не вешает на крест, а мягкими складками декорирует на руке. И замирает. Молится? Вспоминает? Разговаривает с Жизелью? Он делает то, что все мы делаем, придя к могиле любимого и дорогого нам человека… Это же так естественно! А дальше был чудесный, воздушный танец. Не Жизели, нет, Альберта! Потрясающая пластика, поющие кисти рук, мягчайшие бесшумные прыжки с зависанием в воздухе… Боже, как это было прекрасно!
Сергеев даже эту механическую куклу Матвиенко чувствовал «за миг до». Удивительный партнер! И вот только у него я увидела, как Альберт, не в силах сопротивляться, начинает танцевать. Сначала только кисти рук как бы повторяют танцевальные движения Жизели. Потом включаются сами руки. И вот уже все танцует все тело. Потрясающе исполненная вариация, невозможно легко, невесомо и пластично. Господи, и это я пишу о мужском танце! Не верьте мне!
Вот тут надо несколько слов сказать о Мирте (Дарья Павленко). Это была лучшая Мирта, что я видела (за исключением Кондауровой). Вот уж поистине, Вилисса! Она не шла по земле сцене. Она летела. Сначала низко-низко (как туман стелится), потом - все смелее и выше. Практически бесшумный прыжок. Потрясающе красивые глаза. Характер нордический. Короче, передо мной была Королева ночи. Властная и абсолютно беспощадная. Уж как Ганс перед ней валялся на коленях, прямо ужом вертелся, но нет..!
Правда, Граф Альберт ее не испугался, лишь преклонил колено, как перед равной ему, если не по крови, то по власти. Ему уже нечего было бояться – самое главное уже произошло: его благополучный мир рухнул в момент смерти Жизели. Теперь ночью не спится на мягких подушках, и красавица-жена не радует, и власть-почет не нужны. Поэтому и пришел на кладбище, вспомнив рассказ Берты о вилиссах и понимая, что живым отсюда он не уйдет.
И лишь в заключительные секунды действия, с последними аккордами, Граф Альберт перестал быть Графом. И, как обычный юноша, потерявший любимую, рухнул на могильные плиты, содрогаясь в рыданиях…

Что-то много написала, прощу прощения, но впервые за последнее время видела такой цельный образ в исполнении не драматического, а балетного Артиста. Да простит меня Сами Знаете Кто…
Руки дрожали, ноги подкашивались, за руль – никак! Но увидеть Александра и сказать «браво» нам не удалось: ждали, пока охрана не погасила свет, но через указанный нам подъезд № 12 он не вышел…